• Губернатор Игорь Кобзев проверит условия размещения мобилизованных в Новосибирске
  • Судебные приставы приостановят исполнительные производства в отношении призывников
  • Более 800 мобилизованных из Иркутской области отправились сегодня в учебную часть Новосибирска

Главная > 16.06.2022 20:04

«Тальцы» — не выход: почему деревянные памятники нельзя переносить за город. Разбор «Иркутского блога»

Вадим Палько

Вадим Палько

0 Читать комментарии
«Тальцы» — не выход: почему деревянные памятники нельзя переносить за город. Разбор «Иркутского блога» - Верблюд в огне

13 июня в музее под открытым небом «Тальцы» освятили Троицкую церковь — ее готовят к открытию после реставрации. Храм перевезли в музей из Жигаловского района еще в 1991 году. Всего в музее более 30 старинных построек, доставленных из разных концов Иркутской области. Считается, что так объекты культурного наследия удастся сохранить от разрушения и утраты. Однако, по мнению автора «Иркутского блога» Вадима Палько, переносить деревянные памятники из города — это вредная затея.


Иркутск — город с крупнейшей в России сохранившейся исторической деревянной застройкой. Эта особенность выделяет его на фоне всех прочих городов Сибири (где дома сохранились лишь по отдельности, а цельная среда утрачена), а также ставит его в один ряд с ценнейшими городами мира с сохранившейся исторической средой — например Брюгге, Петербургом или Венецией.

К сожалению, у главного достоинства Иркутска есть недоброжелатели — те, кто хочет поскорее избавиться от деревянного наследия. Правда, они не говорят «снесите это немедленно» в открытую, а продвигают невинные, на первый взгляд, компромиссы. Их можно поделить на два типа.

  • Первый — «оптимизируйте памятники». Лоббисты этой идеи (среди них есть депутаты думы Иркутска, чиновники мэрии и даже правительства региона) твердят, что нужно оставить лишь несколько самых ценных деревянных зданий, остальное — снести. В «Иркутском блоге» уже было немало постов с детальным разбором этой недальновидной позиции.
  • Второй — «увезите памятники в „Тальцы“», известный всем иркутянам архитектурно-этнографический музей под открытым небом.

Фото: Евгений Друзин

Речь пойдет о втором варианте: я расскажу, почему перенос деревянных памятников в «Тальцы» — это не «удачный компромисс», а очень вредная затея, от которой выиграют только застройщики, а Иркутск понесет непоправимые потери.

Причина появления музея «Тальцы»

Сейчас у «Тальцов» постепенно складывается образ удобного полигона, куда можно свезти любые старые дома — чтобы «не мешались». Однако изначально музей под открытым небом создавали совсем не для этого.

Идея возникла в 1960-е годы из-за затопления старинных сел на берегах Ангары для строительства ГЭС. То есть тогда под угрозой оказались не памятники, а само место — именно поэтому приняли эксклюзивное решение о переносе деревянного наследия.

Эксперты, принявшие вынужденное решение о переносе, отлично понимали: памятник — это не только здание, но и его среда. Поэтому на замену нужно было найти место, которое соответствовало бы духу старых сибирских сел, — в таежном лесу у реки.

Тальцинское урочище на слиянии Ангары и реки Тальцинки отлично подошло: обрывистые рельефные берега, широкая река, кругом лес — такая атмосфера вполне правдоподобно воссоздает историческое окружение Илимского острога. 

Приведу еще один пример на эту же тему, но из другой части планеты. В 1960-е годы в Египте при строительства Асуанской ГЭС под угрозой затопления оказался знаменитый комплекс древних храмов Абу-Симбел.

Фото слева: Пшемыслав «Блюшейд» Идзкевич / commons.wikimedia. Фото справа: wikipedia

Правительство страны обратилось за помощью в ООН, чтобы воплотить грандиозный проект переноса храмов. Заметьте, снова то же обстоятельство: памятники решили перенести не просто так, а из-за потери исторического пространства.

В итоге все удалось: храмы разрезали на блоки весом примерно 20–30 тонн, которые заново сложили в паре сотен метров выше по склону. В итоге храмовый комплекс спасли, а его среда осталась похожей — те же скалы, почти то же место. Разве что Нил стал гораздо шире.

Делаем промежуточные выводы

Перенос — исключительная вынужденная мера, вызванная угрозой потери исторического места, реальной среды памятника. Никто не просит вынести исторические дома Парижа за город, ссылаясь на то, что там они якобы лучше сохранятся. Нужно осознать: как в Париже, так и в Иркутске не существует обоснованного повода для вывоза архитектурного наследия из центра.

Илимский острог при переносе утратил подлинное историческое пространство, но взамен, чтобы хотя бы немного восполнить эту потерю, попытались воссоздать похожую среду — близкий по восприятию пейзаж, который не противоречит истории памятника.

Если перенести иркутские городские усадьбы в «Тальцы», здания окажутся в чужеродной среде (вместо равнины — тальцинские холмы, вместо городской среды — сельская). Это дискредитирует саму идею воссоздания исторического пространства. К сожалению, в музее «Тальцы» это происходит уже сейчас.

Небылица вместо истории

Во всем мире перенос памятников по-прежнему воспринимается как нечто исключительное. Однако в музее «Тальцы» это поставили на поток: туда стали завозить все подряд — уже не для того чтобы воссоздавать приближенное к реальности историческое пространство, а лишь для строительства псевдоисторического городка для туристов. В итоге там стали появляться специфические нестыковки.

  • Казус 1. Туда переносят дома, которым эта среда чужеродна, — они никогда не стояли в похожей местности.

Вот, например, «Дом фельдшера», возведенный и открытый в 2020 году. Он оказался в окружении леса, рядом со склоном, ведущим к иркутскому водохранилищу.

Фото: Евгений Друзин

Его реальная историческая среда выглядит так: село Олой в Эхирит-Булагатском районе, никакой реки, леса, крутых берегов. Это степь.

  • Казус 2. Создается абсурдное соседство: изначально появившийся Илимский острог был цельным комплексом, где ничего друг другу не противоречило, но теперь в «Тальцах» рядом стоят здания, которые исторически разделяли десятки и сотни километров. Это уже не воссоздание исторического пространства, а случайная мешанина.

Такой подход напоминает винегрет из достопримечательностей в Лас-Вегасе, где в одном месте оказались копии Эйфелевой башни, статуи Свободы, египетских пирамид и прочего.

Фото: Bernard Spragg. NZ / flickr

К этому добавляются анахронизмы и логические нестыковки. Например, городские деревянные усадьбы имеют конструктивные особенности, свойственные только густонаселенной местности. Так, в доходных домах Иркутска конца 19 века — небольшие квартиры. Появление такого дома в маленьких «Тальцах», где всего несколько улиц, — это нонсенс, примерно то же самое, как построить небоскреб на пустом зеленом лугу среди пасущихся коров. Городская деревянная усадьба просто не могла существовать в подобном окружении.

Сторонники переноса, конечно, отмахнутся: мол, рядовой турист таких деталей не знает, ему все равно — лишь бы на деревянные домики посмотреть. Но в том и разница: в реальном историческом городе турист может при желании прикоснуться к подлинной истории без фальши, в «Тальцах» же это сделать невозможно — это бутафорский городок, которого на самом деле никогда не существовало.

О ценности исторического места

Почему специалисты всего мира по-прежнему крайне настороженно относятся к идее переноса памятников? Дело в том, что ценность исторического наследия заключена не только в визуальном облике памятников, но и в подлинном мемориальном пространстве вокруг них.

Взгляните на фото ниже: это Иркутск, улица Средне-Амурская, дни царствия Николая Второго, незадолго до начала Первой мировой войны. На снимке запечатлена иркутянка с маленьким ребенком.

На следующем фото — то же самое место больше 100 лет спустя. Улица с советских времен называется иначе (Седова), но здания, оставшиеся на своих местах, сохранили и донесли до нас подлинное пространство.

Фото: Иркутский блог

Это и есть то, что мы можем называть историческим местом, которое несет в себе подлинную преемственность поколений. Именно здесь мы можем сказать, что «тут, в этом самом месте творилась история».

В «Тальцах» мы того же сказать не можем: там ничего не происходило — разве что туристы гуляли. Таким образом, при переносе в «Тальцы» любой памятник автоматически теряет мемориальную ценность места, сохраняя только архитектурную.

Вывод: перенос домов в «Тальцы» — убийство туристического потенциала Иркутска. Не только историки и краеведы, но и рядовые туристы отдают предпочтение реальным историческим пространствам.

Проведите эксперимент: спросите рядового иркутянина, какие исторические места на планете он бы хотел посетить. Вы наверняка услышите в ответ: живые исторические города — Венецию, Париж, Петербург, Суздаль, и так далее.

Затем попросите назвать как можно больше этнографических музеев, подобных «Тальцам». Большинство не назовет больше трех. На деле в России таких этнографических музеев огромное множество — даже в Иркутской области есть еще один («Ангарская деревня» в Братске).

Фото: администрация города Братска

Некоторые такие «музеи под открытым небом» в России даже крупнее «Тальцов» — но вы, скорее всего, о них ничего не слышали. Причина проста: люди относятся к подобным местам как к необязательному забавному дополнению к поездке, но уж точно не как к ее цели. Посетить «Тальцы» могут «заодно» по пути в Листвянку, но специально ради этого в Иркутск никто не полетит.

В то же время деревянный Иркутск — это подлинный исторический город, и если правильно его преподносить, инвестировать в реставрацию его уникального (настоящего, а не бутафорского!) центра, он может стать жемчужиной мирового масштаба. Если же вывезти его архитектурное наследие в «Тальцы», мы потеряем настоящий город, взамен получив бледный придаток к Байкалу, малоинтересный подавляющему большинству туристов.

Реальная опасность

Вспомните фото исторического места на Средне-Амурской улице, которое я выкладывал выше. Его я выбрал не случайно: там можно увидеть усадьбу Синцова. Вот она (на фото находится справа. — Прим.ред.):

Фото: Иркутский блог

Этот дом попал в список, который подготовили для массовых конвейерных экспертиз в 2022 году. Они проходят в Иркутске прямо сейчас.

Чтобы утратить этот подлинный фрагмент исторического пространства Иркутска, необязательно лишать дом Синцова охранного статуса. Достаточно лишь приговорить его к переносу за город.

Важно понимать: перевозка памятников в «Тальцы» равнозначна их сносу — ведь настоящий Иркутск останется без обширной уникальной исторической среды. Застройщики, которые очень заинтересованы в устранении деревянной застройки из исторического центра Иркутска, это отлично понимают, поэтому любые разговоры о переносе домов в музей «Тальцы» играют им на руку.

…и подозрительные обстоятельства

В начале 2022 года областная служба по охране памятников заверила журналистов, что массовые экспертизы деревянных памятников не приведут к их массовому выводу из-под охраны.

Однако сейчас существуют все основания полагать, что иркутские чиновники могут готовить не массовый вывод домов из-под охраны, а массовый перенос деревянного наследия Иркутска в «Тальцы». Есть несколько поводов для такого предположения.

Во-первых, в конце 2021 года руководство «Тальцов» объявило о планах построить у себя «второй 130-й квартал». То есть речь идет о создании целого городка из деревянных зданий — причем сделать это хотят уже в ближайшие пару лет. Откуда будут брать дома — не уточняется.

Во-вторых, крайне подозрительно выглядит последовательность действий иркутских властей. Обратите внимание, чтобы юридически обеспечить перенос подлинного исторического наследия Иркутска в «Тальцы», требуются две вещи:

  • обновить проект зон охраны ОКН в городе, упомянув возможность переноса домов;
  • упомянуть перенос в «Тальцы» как рекомендацию для памятника — для этого нужно провести его экспертизу.

И… Вот так совпадение!

  • К началу 2021 года власти Иркутской области вдруг подготовили новый проект зон охраны ОКН в Иркутске.
  • В 2022 году началась масштабная ревизия реестра выявленных памятников — массовые экспертизы проводятся прямо сейчас.

В завершение — еще кое-что, не аргумент, но интересная деталь: с сентября 2019 года пост директора по развитию музея «Тальцы» занимает бывший руководитель пресс-службы губернатора Сергея Левченко. Иркутяне хорошо помнят, что Левченко был ставленником иркутского строительного лобби. Не нужно в очередной раз напоминать, кому в первую очередь выгоден вынос исторического Иркутска в музей «Тальцы».


Подписывайтесь на телеграм-канал «Верблюда в огне»!

Фото: anjstray / wikipedia

Комментариев 0

Загрузка...

05.09.2022 16:41

На «Усольехимпроме» заложили первый камень экотехнопарка «Восток»

Редактор

Автор Редактор

0 Читать комментарии

Установка первого камня и закладка капсулы символизируют начало работ. Построить экотехнопарк должны до конца 2024 года. Специализация объекта – обезвреживание и переработка ртутьсодержащих отходов.

«Во исполнение поручений президента России мы продолжаем работу по ликвидации экологического вреда, накопленного в результате деятельности «Усольехимпрома». Мы благодарны коллективу ФЭО, который трудится на промплощадке, приводит ее в безопасное состояние. Сегодня здесь начинается строительство экотехнопарка «Восток» по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов», — отметил губернатор Иркутской области Игорь Кобзев.

Идею о создании в Усолье такого предприятия местные жители восприняли без восторга, что и понятно. Именно из-за безответственного отношения руководства старого завода и возникла эта зона экологического бедствия. В 1990-е отходы производства начали затаривать в различные емкости и размещать их на территории промплощадки. Опасные вещества закачали и в глубинные скважины рассолопромысла. Всего таких скважин 12.

Тем не менее, негативный опыт прошлого не должен бросать тень на нынешнюю ситуацию. Ликвидация экологического вреда — задача сложная и длительная, требует не только колоссальных финансовых вложений, но и совпадения многих условий по логистике, инфраструктуре, энергоресурсам. 

Собственно, экотехнопарк «Восток» — не ноу-хау, подобные предприятия уже работают на территории РФ и за рубежом. На таких заводах реализован принцип так называемого рециклинга отходов в полном объеме, то есть технологии будут замкнуты в единый производственный процесс: отходы от одних стадий будут являться сырьем для других, что исключает полигонное захоронение отходов на объекте.

Продуктами переработки станут ртуть высокой чистоты, вольфрам, медь, аммоний хлористый, соли и оксиды металлов. Их будут использовать в дальнейшем на самых разных предприятиях страны. Всего на территории России будет построено 7 экотехнопарков — в Кировской, Саратовской, Курганской областях и Удмуртской Республике, в Иркутской, Томской и Нижегородской областях.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому