• Пробки 2
  • Погода
  • Microsoft представила Windows 11. Что показали на презентациипрезентации
  • Фильм про байкальскую нерпу стал самым кассовым среди неигрового кино в РоссииРоссии
  • В Иркутске 6 улиц назовут в честь героев СССР. Что думают общественники?общественники?

Главная > Новости > Общество 08.06.2021 16:37

Минприроды обвинило власти Приангарья и Якутии в занижении данных по пожарам

Андрей Блинов

Андрей Блинов

0 Читать комментарии

Глава Минприроды Александр Козлов обратился в Генпрокуратуру из-за того, что по его словам, официальные отчеты по лесным пожарам в Якутии и Иркутской области расходятся с данными, полученными со спутника. Об этом 8 июня пишет пресс-служба ведомства.


UPD: Глава Минлеса Иркутской области Дмитрий Петренев прокомментировал заявление Минприроды, сообщает Irk.ru. По его словам, измерение площади лесного пожара выполняют летчики. «В период действия лесного пожара точность измерений является условной, поскольку вследствие задымленности лесной территории присутствует большая погрешность», — говорится в сообщении. Кроме того, Петренев утверждает, что ИДСМ фиксирует не только саму термоточку, но и «площадь термического воздействия» от пожара, которая значительно больше реально горящей территории. 

По правилам тушения лесных пожаров, выгоревшую площадь окончательно устанавливают в течение пяти суток с момента ликвидации лесного пожара. В ведомстве утверждают, что для точного установления площадей министерство лесного комплекса региона использует космические снимки высокого разрешения, по которым площадь пожаров корректируется.


На сайте Минприроды говорится, что в Приангарье, по данным региона, пройденная огнем площадь в Катаганском лесничестве составляет 1609 гектаров, а по данным информационной системы дистанционного мониторинга (ИСДМ) — 16 959 гектаров.

«В Магистральном лесничестве регион сообщает о 2400 гектарах огня, когда как со спутника это 7042 гектаров. В Мамском лесничестве видно 413 гектаров, а субъект дает всего 202 гектара», — утверждается на сайте ведомства.

В Якутии официальные данные также расходятся с информацией ИСДМ, считают в ведомстве. Например, власти региона заявляют, что в Нюрбинском лесничестве лесные пожары составляют 1057 гектаров, а по данным спутника площадь превышает 20 000 гектаров.

В письме на имя заместителя генерального прокурора России Дмитрия Демешина глава Минприроды попросил «обратить внимание органов прокуратуры на факты и, при необходимости, принять меры прокурорского реагирования». 

Кроме обращения в Генпрокуратуру министр инициировал служебную проверку из-за того, что по его информации, подведомственный министерству Рослесхоз принимал заниженные данные о лесных пожарах на Дальнем Востоке и Сибири.

«Не давать достоверные данные — это же профессиональное преступление. Это ведь не просто цифры на бумажке, это вопрос безопасности. От точных данных зависит какие меры надо принимать в борьбе с лесными пожарами, сколько сил для тушения необходимо привлечь. Возможно, что требуется помощь соседних регионов. И, конечно, это защита людей, населенных пунктов», — сказал Козлов.

Комментариев 0

Загрузка...

Еда 30.04.2021 21:45

Интерактивная карта. Где есть и пить в Иркутске по версии «Верблюда»

Верблюд в огне

Автор Верблюд в огне

0 Читать комментарии

В начале апреля мы вместе с En+ Group запустили проект «Лучшее в Иркутске»: собрали жюри из экспертов в ресторанной индустрии и попросили их выбрать самые яркие и качественные гастропроекты в Иркутске. Рассказываем и показываем на карте, что у нас получилось.


При поддержке En+ Group

Коротко о том, что и зачем мы сделали

В Иркутске каждый год становится все больше заведений: кафе, баров и ресторанов. Но до сих пор в городе не было хорошей рекомендательной системы — непонятно, куда идти и что посоветовать гостям из других городов. Мы решили исправить ситуацию.

Мы составили лонг-лист из 70 проектов, а затем попросили жюри оценить их по шести критериям — концепция, интерьер и атмосфера, сервис, маркетинг, команда, еда и/или напитки (подробно о них, членах жюри и самом проекте можно прочитать здесь). В конце мы отобрали 44 классных заведения, набравших больше всего баллов.


Классные заведения — это какие?

Это места, в которых хорошо без преувеличения примерно все. Интерьер должен быть продуманным, стильным и работающим на идею кафе, маркетинг — понятным, дружелюбным и эффективным, еда и напитки — очевидно, безумно вкусными, а концепция — интересной, небанальной, отличающей место от того, что представляют собой большинство российских заведений.

Поэтому в наш рейтинг не попали многие кафе и рестораны, которые давно работают в Иркутске, — кто-то вяло вел соцсети, другие давно перестали работать над кухней или ничего не рассказывали о команде. Надеемся, что со временем это изменится.


А как их найти?

По нашей карте (прокрутите чуть ниже) и на отдельной страничке «Лучшее в Иркутске», которую мы запустим в мае. А еще проекты, которые получили высокую оценку, можно узнать по яркой наклейке на дверях, с надписью «Лучшее в Иркутске».

Рекомендательная система будет обновляться — наша редакция будет следить за новыми проектами и добавлять их на карту, а всё, что закроется, оттуда сразу исчезнет.


А теперь — карта

Перед вами карта Иркутска, на которой расположены лучшие заведения по версии «Верблюда». Все места мы поделили на 4 категории — кафе, рестораны, бары и кофейни. У каждого заведения есть своя карточка, которая открывается по клику на иконку, — в ней вы найдете краткое описание и контакты.

И кое-что еще: мы не стали наносить на карту все заведения сетей, попавших в наш рейтинг, а выбрали только одно-два лучших места. Например, у Cake Home 12 точек в Иркутске, но на карте вы найдете только локацию на 3 июля. Это сделано для того, чтобы на ней было проще ориентироваться. На наше мнение о других филиалах сети это не влияет — вы найдете нашу фирменную наклейку во всех Cake Home.

И пара слов от жюри

Иван Вильчинский

программный директор радио MCM, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

С моей точки зрения, любые премии и рейтинги, которые поощряют лучших, являются стимулом для развития. Это как топливо. Заведения могут получить обратную связь и убедиться в том, что они всё делают правильно — или нет.

Оценка — дело всегда очень сложное: ты берешь на себя ответственность. При этом оценка всегда субъективна. Ты же не суперфуди, ты любитель — есть определенные вкусовые пристрастия, которые уже сложились. Особенно сложным для меня в проекте оказался критерий «маркетинг», потому что он у заведений может идти через блогеров, через какие-то другие каналы. А для меня маркетинг — это качество еды. Это что вкусного я хочу здесь съесть вновь. Поэтому отделять маркетинг от еды мне было очень сложно.

В Иркутске не так много заведений, в которые мне хотелось бы возвращаться. Но перспективы есть. У меня есть ощущение, что рано или поздно мы получим актуальные заведения. По индустрии очень сильно ударила пандемия — сейчас всё, что касается индустрии гостеприимства, находится в состоянии I will survive.


Лера Трошина

Соосновательница The Library Bar, член жюри проекта «Лучшее в Иркутске»

Подобные проекты, безусловно, важны: они дают встряску и мотивацию заведениям. Другой вопрос — насколько премии и рейтинги адекватны. Судить должны люди-профессионалы, подкованные в плане современной гастрономии.

Есть одна мною любимая фраза: «Народу много, людей мало». Она шикарно подходит к состоянию индустрии гостеприимства в Иркутске. Концептуальные достойные заведения можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном же в городе — места для набития желудка с плохим сервисом, отсутствием идеи, внутреннего наполнения. Иркутску просто не хватает хорошего продукта.


En+ Group — энерго-металлургическая компания, объединяющая крупнейшие гидростанции Сибири и алюминиевые заводы, и мировой лидер по производству низкоуглеродного алюминия. Холдинг активно участвует в социальной жизни регионов, где живут его сотрудники, — строит медицинские центры, парки отдыха, детские спортивные и культурные объекты, реализует образовательные программы и развивает волонтерское движение, помогая сохранять уникальность Байкала.

Ничего не нашлось

Попробуйте как-нибудь по-другому